ЦЕРКОВЬ В ЭПОХУ КОРОНАВИРУСА

  1. Что это было?

Что вообще происходит? Может, белый конь (Отк. 6:2) скачет по лицу земли? Или Божий суд изливается на «Содом и Гоморру»? Тайное мировое правительство испытывает бактериологическое оружие? – Скорее, надо рассматривать эпидемию как одно из последствий грехопадения, в числе которых болезни, природные катаклизмы, смерть. «Вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8:22). И эти бедствия не прекратятся до пришествия Христа.

Пандемия позволила переосмыслить и переоценить многие вещи и явления. Мы, например, еще раз убедились во влиятельности СМИ. Здесь и потрясающая возможность быстро донести информацию до максимального числа людей, но здесь и искажение информации, и ее утаивание, и нагнетание страстей. Недавно на одной молодежной конференции показали видеоролик о последнем времени. В 10-минутный фильм некто вместил события, которые проходили на разных континентах на протяжении десятков лет. По сути, они не оказали влияния на повседневную жизнь абсолютного большинства людей. Но яркие картины цунами в Индийском океане, пожаров в Австралии, землетрясения в Японии, урагана «Катрина» в Америке и извержения вулкана Эйяфьядлайёкуюль создают впечатление, будто земля разверзается под ногами. Нам сообщают, что в Нью-Йорке один человек умирает каждые 17 минут. И каждая смерть – трагедия для родных и близких. Однако в Нью-Йорке живет больше восьми миллионов человек. 85 человек в сутки – это немало, но и не так много для этого города. В мире примерно 20 000 человек умирает каждый день от рака. В ДТП каждый день погибает более трех тысяч человек и около 100 000 получают тяжелые травмы, и мы этого не замечаем, пока горе не приходит в наши семьи или не коснется наших друзей. Правда, разные болезни и несчастные случаи более-менее равномерно «распределены» по сезонам и дням, а в случае с COVID-19 проблема в том, что, если не принимать никаких мер, в короткий срок появляется множество зараженных людей, которым не хватит места в больницах.

Ограничения и экономический эффект пандемии заставил обратить внимание на некоторые практические моменты. Оказалось, что неплохо иметь небольшой запас средств для семей, церквей, организаций, чтобы в случае форс-мажорных обстоятельств решить самые насущные вопросы. Мы оценили и важность государства, которое в таком случае может предпринять решительные меры по защите граждан, пусть порой и несовершенные, и несвоевременные. Но критиковать всегда легче, чем принимать решения.

 

  1. Что есть?

Церкви и отдельные верующие по-разному реагируют на ситуацию. Выяснилось, что у некоторых братьев «харизматические» взгляды на болезнь: они не допускают мысли, что верующие могут заболеть, ибо они поселились в земле Гесем (Исх. 9:26), и «казни Египетские» их обойдут стороной. Увы, пока мы живем во плоти, пока тленное не превратится в нетленное, мы будем и страдать, и болеть, и умирать, как и все люди. Вера влияет на наше физическое состояние, унылый дух (страх коронавируса) сушит кости (Пр. 17:22), но она не заменяет мудрости и понимания Божьих законов в природе и нашей жизни, не является панацеей от человеческой глупости, и ее действие определяется не нашей убежденностью прежде всего, а объектом веры. Вы можете пойти по тонкому льду с великой верой, но это не спасет вас от гибели. Здесь нужны мудрость, помощь друзей, веревка, другие средства.

Угроза заражения повлияла на служение церквей. Поменялись формы приветствия, формат собраний и хлебопреломления. «Здравый смысл» стал основанием для изменений, которых не допускало богословие, например, замены чаши для причастия индивидуальной посудой. Выяснилось, что это несущественные аспекты церковной жизни, и их можно менять, исходя из контекста.

Само собрание оказалось для жизни и служения многих церквей не столь важным и переместилось в интернет. Компьютер стал единым посредником между пастором и верующими. Удивляться не приходится, поскольку уже давно часть нашей жизни проходит в интернете: реальная и виртуальная жизнь пересекаются, накладываются друг на друга. В интернете мы делаем покупки, учимся, проводим совещания, слушаем проповеди, а сейчас даже совершаем Вечерю. Пока одни заказывают чашечки для хлебопреломления или дезинфицируют руки и чаши, используют медицинские перчатки, приготовляя Вечерю, другие закупают вино в индивидуальном порядке и совершают ее по домам, следуя указанию виртуального пастора на экране; виртуальные овцы слушают голос его.

Можно предположить, как будет развиваться ситуация, если коронавирус задержится. Брат из Италии, представляющий русскоязычные церкви, сказал, что у них недавно уже были покаяния по интернету. Значит, скоро придется проводить онлайн-беседы с новообращенными и совершать онлайн-крещение. Далее, в какой-то церкви придется выбирать нового пресвитера. Здесь на помощь придет онлайн-рукоположение (онлайн-голосование одна церковь в Минске уже использовала при выборе братьев на служение). Такая форма сэкономит массу времени, топлива и сил епископам. Потом последует онлайн-освящение домов молитвы, хотя они в таком случае и не понадобятся. Если люди будут долго находиться на карантине, у них родятся дети, и потребуется онлайн-благословение. В болезни весьма востребованными будут онлайн-молитвы с самопомазанием, а после знакомства в интернете – онлайн-венчания, а позже — онлайн-похороны. Уже сейчас в некоторых странах собираться на похороны нельзя никому, кроме самых близких родственников. Для всякой практики позже можно будет найти обоснование. В такое время, требующее быстрых решений, мы сначала что-то меняем, а потом ищем библейские, богословские и исторические аргументы. Если их нет или недостаточно, можно просто сказать, что эта практика не противоречит Библии. Разве Библия запрещает онлайн-рукоположения? Возможно, развитие служения в интернете приведет к тому, что сформируется несколько мощных онлайн-мегацерквей, которые будут удовлетворять духовные нужды паствы. Их влияние, с которым не может сравниться влияние местных проповедников и пасторов, ощущается в наших церквах уже сегодня. Интернет предлагает богатый выбор богослужений, проповедей на любой вкус, но в отрыве от контекста церковной жизни их не всегда можно правильно оценить, да и границы здесь между деноминациями, здравым и не очень здравым учением часто едва различимы. Проповедники, о которых мы мало что знаем, а они совсем нас не знают, становятся нашими наставниками и душепопечителями.

Все же, надо отдать должное информационным технологиям, которые помогают сохранить связь между верующими и предлагают богатое духовное питание. К тому же, ситуация заставляет церкви искать новые возможности, привлекать к служению новых людей, которые могли бы обеспечить трансляцию богослужений, и, учитывая выход в мировое интернет-пространство, гораздо больше внимания уделять качеству собрания. Впрочем, возможны и другие изменения в формате собраний, не связанные с интернетом, если церковь в данной ситуации не может обеспечить соблюдение разумных норм, предъявляемых к массовым мероприятиям, будь то пожарные или санитарно-гигиенические. Угроза заражения вполне реальна, вирус, хотя и невидим для глаза, живет и процветает, и надо самым серьезным образом отнестись к его нейтрализации (библейскими примерами для нас являются меры карантина и дезинфекции, описанные в книгах Левит и Чисел).

Необходимость быстрого принятия решений выявила плюсы и минусы экклезиологии и организационной структуры баптистов. Самостоятельность и определенная независимость от других церквей и руководства Союза позволяет церквам мгновенно реагировать на ситуацию, адаптироваться к контексту, не дожидаясь решения «свыше», или же избежать ошибочных решений руководства. Недостаток в том, что некоторые церкви не осознают себя частью Тела Христова в более широком контексте, не советуются и меняют практику без критического осмысления, просто следуя модным в наше время трендам.

В любом случае, если кто и сомневался в важности и ценности интернета и связанных с ним технологий, то все сомнения остались позади. Как заявил еще раньше один церковный деятель, интернет – дар Божий человеку. Правда, мы еще не знаем, какими будут последствия изоляции и онлайн-жизни. И только в самом страшном сне может присниться, что масоны отключили интернет.

Оперативность в изменении практики жизни и служения церквей можно оценить, как положительно, так и отрицательно (мне уже приходилось выслушивать разные мнения). Радует, что церкви не связаны традициями, и способны быстро менять формы, осмысливая христианство как образ жизни, не ограничивая его только стенами дома молитвы. Как заметил тот же брат из Италии, здания закрыты, но церкви открыты. В самом деле, разве в Библии прописана необходимость празднования Пасхи в «храме», в большом собрании с хором и оркестром? Это наша (добрая) традиция, и ее можно менять. Торжественный пасхальный обед с молитвой и пением в кругу семьи, или где двое или трое собираются во имя Божие, имеет такую же ценность.

Но если говорить о собраниях, огорчает наше поспешное подчинение велению смерти, стоило ей только дохнуть на нас. Ради сохранения земной жизни мы готовы на все, потому что других ценностей не осталось. Так сатана отвечал Господу: «Кожа за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него» (Иов 2:4). Христианин все не отдаст. Он понимает, как и Иов, что есть вещи поважнее: душа, вечная участь человека, отношения с Богом. Он гораздо больше боится вируса греха, чем коронавируса (как показала жизнь, это сомнительное утверждение).

Христианский автор Расcел Рональд критикует «катастрофический сентиментализм», всепоглощающее стремление сохранить физическую жизнь. Он считает, что есть много других, гораздо более ценных вещей, с печалью отмечает, что во время коронавируса в Нью-Йорке людей охватило такое сумасшествие, что они не готовы навещать немощных родителей, некоторые священники не посещают больных и не плачут с плачущими. Даже Вечеря Господня, сокрушается он, подчинена идолу «спасения жизни». Религиозные лидеры приняли такую позицию, прекращая возвещение Евангелия и показывая, что своими действиями они также принимают господство смерти.

Конечно, наше отношение может кардинально измениться, если кто-то из близких серьезно заболеет или даже уйдет из жизни, но задуматься о ценностях стоит. Прагматичный ум современного верующего обращается к тексту: “Благоразумный видит беду и укрывается; а неопытные идут вперед и наказываются» (Пр. 27:12). Но почему мы приносим в жертву в первую очередь собрания, а не работу или учебу? И тут же возникает другой вопрос: как совместить ревность в посещении и участии в собрании с мудростью и благоразумием перед лицом опасности? Тем более, что у нас есть ответственность и перед нашими братьями и сестрами, и перед обществом. Однозначно ответить на эти вопросы сложно. Поэтому кто-то отменяет собрание при одном упоминании о пандемии, кто-то держится до последнего, а кто-то идет еще дальше. (Поскольку на данный момент власти не ограничивают проведение собраний, мы не поднимаем вопрос взаимоотношений церкви и государства и повиновения власти в таких случаях). И нам надо в это время искать волю Божию как искал ее Даниил (10:2-3), вникать в Слово, наблюдать за ситуацией, прислушиваться к шуму «как бы идущего по вершинам тутовых деревьев» (2 Цар. 5:24), советоваться с другими служителями.

 

  1. Что будет?  

Потрясшая основы цивилизации пандемия показала, как быстро может измениться мир, как можно в короткое время закрыть все дома молитвы, переместить церкви в виртуальное пространство. Не нужны гонения и преследования. Чиновник издает указ, ссылаясь на ситуацию в стране или регионе:

  1. Руководителям религиозных организаций всех вероисповеданий:
    • Не допускать проведение религиозных обрядов и церемоний с присутствием людей.
    • Для доступа граждан к религиозным обрядам и церемониям использовать онлайн-трансляции в сети Интернет, телевизионной сети и другие виды дистанционного общения» (выдержка из реального постановления в одной из охваченных коронавирусом стран).

В соответствие с постановлениями даже в самых демократичных странах церкви тут же реагируют, и дома молитвы выглядят так, как будто восхищение церкви произошло. Впрочем, свидетельство о Господе не прекратится; церковь будет провозглашать Евангелие в интернете, где проводят время стар и млад.

Борьба с эпидемией также выявила возможности технологий, которые можно использовать как для защиты от вируса, так и для тотального контроля за гражданами, их местонахождением и перемещением. Система «умный город» (или «старший брат»?) автоматически отмечает твой прилет в аэропорт, выход из дома, прогулки по городу. Для каких целей подобные технологии будут использованы в будущем? Время покажет.

 

Я пишу эти строки накануне Пасхи. Скоро мы будем провозглашать победу жизни над смертью. В первый день недели камень был отвален от двери гроба, а он был весьма велик (Мк. 16:4). Никакая глыба не может удержать Жизнь. Иисус не ушел на карантин; согласно обетованию, Он с нами до скончания века (Мф. 28:20), потому мы в пасхальной радости продолжаем служить Царю царей.

Леонид Михович
Источник
фото: Designed by rawpixel.com / Freepik

Материалы по теме:

Христианин в эпоху выборов
Как уже многие начали публиковать статьи, устраивать круглые столы, загружать ролики и высказываться в социальных сетях, рассудилось и мне, по тщательном исследовании Священных Писаний, ...
ПОКЛОНЕНИЕ В ЭПОХУ КОРОНАВИРУСА
ПОКЛОНЕНИЕ В ЭПОХУ КОРОНАВИРУСА Обращение служителей Союза ЕХБ к церквам НАДЕЖДА НА БОГА Дорогие служители церквей, возлюбленные братья и сестры! Христос воскрес! Обращаемся в связи с ситуацией, ...
Коронавирус: в сердце мир
Совсем недавно мы даже не знали этого слова. Но в конце декабря 2019 г. в Китае, в городе Ухань, были выявлены первые случаи пневмонии ...
Минус 42 или царство вечной мерзлоты
«В Якутске -42», - сообщил капитан, объявляя о снижении и скорой посадке, когда утром после ночного перелета мы приблизились к городу. Действительно, морозу, чтобы ...
Молитва до брака
Я до сих пор помню тот день, когда впервые обратился к Господу в молитве покаяния. Для меня это стало началом нового бесконечного пути, на ...