Иван Шилов — герой веры.

Иван Шилов — герой веры.

Иван Никитович Шилов совершал служение пресвитера Ленинградской церкви «Дом Евангелия», председателя Северного Союза баптистов и был членом Коллегии Всероссийского Союза баптистов. За свою верность Господу перенес множество гонений, но никогда не уклонялся от узкого, тернистого пути. Он не был способен на компромиссы и не проявлял малодушия. Это герой веры евангельско-баптистского движения.

Решительное обращение

Иван Никитович Шилов родился 18 апреля 1887 года в деревне Тубасская Горка Вышневолоцкого района Тверской области. В 25-летнем возрасте, находясь на службе во флоте, он обратился к Господу. Его обращение было глубоким и решительным. Изведав все «прелести» порочной жизни, он пришел к пониманию бессмысленности своего существования. Все потеряло для него интерес и смысл. Он решил прибегнуть к самоубийству. Но, когда он закрылся в своей каюте, чтобы покончить с собой, вдруг решил испытать последнее средство – помолиться Богу. Опустившись на колени, он в отчаянии закричал: «Если Ты есть, Бог, спаси меня! Сам я сделать этого не могу!..» Что произошло с ним после этого вопля, впоследствии он сам не мог объяснить. Сразу же он почувствовал какой-то толчок, как удар электрического тока, который пронзил его с головы до ног. Он прозрел духовно и ощутил необычайную тишину в своем сердце. Поднялся он с колен уже новым человеком.
Тут же, на корабле, он взял у священника Евангелие и начал читать его. Верующие моряки объясняли ему Священное Писание. По прибытии в Петербург братья повели его на собрание, где он окончательно отдался Господу.
С тех пор И. Шилов начал ревностно посещать богослужения в «Доме Евангелия». Он полюбил Господа от всего сердца и с каждым днем возрастал в вере. Благотворное влияние оказали на него служители «Дома Евангелия», особенно неутомимый евангелист и пресвитер церкви Вильгельм Андреевич Фетлер, который навсегда остался для Шилова любимым и дорогим наставником.
В 1914 году И. Шилов вступил в брак с сестрой по вере Ольгой Михайловной, которая оказалась ему верной помощницей. Сколько тягот пришлось ей пережить! Она испытала долгие годы разлуки, материальные лишения, но никогда не роптала, а полагалась на Господа.
В 1917 году И. Шилова мобилизовали и снова призвали во флот. Но у него сложилось твердое убеждение, что участвовать в войне, в убийстве людей он не будет. Его арестовали и предали суду. Приговор был суров – расстрел. И. Шилов принял его без страха и сожаления. Он отдал свою жизнь Господу. Но Господу угодно было сохранить его. Он был нужен для служения. Начавшаяся революция освободила Шилова, и он снова оказался в «Доме Евангелия».
Пресвитер «Дома Евангелия»
Поместная церковь в это время осталась без руководителя. В. Фетлер был выслан за границу, после него некоторое время служение совершал С. Хохлов, но и он вынужден был уехать из Петербурга. Верующие «Дома Евангелия» избрали на пресвитерское служение Ивана Никитовича Шилова, который совершал его вместе с другим пресвитером – Алексеем Петровичем Петровым.
Наступило короткое время относительной свободы. Двери «Дома Евангелия» были открыты для всех. Когда военное начальство запретило военнослужащим посещать богослужения, И. Шилов обратился непосредственно к Ленину. Ленин дал указание не препятствовать солдатам посещать собрания баптистов, о чем письменно сообщил Шилову. Это письмо было опубликовано в журнале «Баптист».
Богослужения в «Доме Евангелия» проходили по воскресеньям (два раза), четвергам и субботам. Они всегда были многолюдными. Работали различные кружки: молодежные, молитвенные, хоровые и т.д. Всем находилось место и всем уделялось внимание.
Пресвитеры – И. Шилов и А. Петров – обладали различными темпераментами, и это служило на пользу делу Божьему. Энергичный и бескомпромиссный Шилов на кафедре обличал всякий грех, обнаруживая в сердце грешника его тайные и сокровенные пороки. Он возвещал о грядущем суде Божьем, которого не избежит никакой делатель неправды.
Потрясенный до глубины души слушатель чувствовал себя в преддверии страшного суда, но в это время на кафедру поднимался Петров. Его тихий, ласковый голос указывал грешнику на единственно возможный выход из всех заблуждений и грехов. Он призывал склониться перед распятым Иисусом Христом и омыться в Его жертвенной Крови. И многие люди поднимали свои руки, свидетельствуя о желании обратиться к Господу, и совершали свои первые молитвы – молитвы покаяния.
В 1919 году Иван Никитович Шилов был привлечен к работе в Союзе баптистов. Он председательствовал на всероссийском съезде баптистов в Москве в 1920 году и был избран членом Коллегии Союза баптистов. Однако осенью этого же года И. Шилов был арестован и сослан в лагеря бывшего Соловецкого монастыря на Белом море. Эта ссылка оказалась его первой закалкой. Он вернулся еще более окрепшим духовно и с ревностью приступил к служению.

Председатель Сибирского Союза баптистов

В марте 1922 года в Петрограде на съезде церквей северо-восточных губерний России был образован Северный региональный союз баптистов. Председателем его был избран Иван Никитович Шилов. Он сразу же обратил внимание на развитие благовестия. По его докладу было принято решение побуждать поместные общины и всех членов к личному свидетельству, а также посылать благовестников в те районы, где еще не было проповедано Евангелие.
В июне 1923 года И. Шилов в составе делегации русских баптистов участвовал в работе Всемирного Конгресса баптистов в Стокгольме. Впечатления от Конгресса остались у него в памяти на всю жизнь. Он познакомился со многими братьями, услышал выдающихся богословов. Русской делегации было оказано особое внимание. Пение сестры Веры Васильевны Павловой (супруги Павла Васильевича Павлова, пресвитера Московской церкви) взволновало всех делегатов. Когда она исполнила гимн «О, Отчизна дорогая», раздался гром аплодисментов. Эмигранты, находящиеся в зале, слушали ее пение со слезами на глазах.
На Конгрессе Шилов встретился с Вильгельмом Фетлером, своим дорогим учителем, и передал ему пятьсот рублей на строительство молитвенного дома в Риге. (Впоследствии «Храм Спасения» в Риге, как и «Дом Евангелия», были отобраны властями у верующих.)
Вернувшись домой, И. Шилов недолго совершал свое служение. 4 декабря 1923 года он был арестован прямо во время 25-го всероссийского съезда баптистов и отправлен в ссылку в Туруханский край на четыре года. Причиной ареста была его антимилитаристская позиция, нежелание принять навязываемого властями решения о безоговорочном признании военной службы. (На съезде он заявил: «Если бы нас заставили жить против Евангелия, то мы не должны бояться никаких Бутырских тюрем».) Весной 1924 года к нему приехала его жена с четырьмя детьми (их сопровождал С. Макаров-Фадюхин). Вернулся И. Шилов в Ленинград в январе 1926 года. Снова началась его усердная работа в поместной общине. Многие помнят большое собрание молодежи в «Доме Евангелия» на тему «Правда ли, что христиан скоро не будет?», которое состоялось 9 мая 1926 года. На этом служении выступали основной, женский и мужской хоры, играл струнный оркестр, рассказывались декламации. Особенно выразительным было пение бывших артисток М. Соколовой и Е. Смирновой (до обращения они выступали на сцене, в опере «Евгений Онегин» исполняли партии Татьяны и Ольги). Заключительное слово на этом служении говорил Шилов, пресвитер «Дома Евангелия».

Путь верности и страданий

В декабре 1926 года Шилов снова был арестован с целью недопущения его на 26-й всероссийский съезд баптистов. Правление Северного Союза было против того, чтобы военный вопрос обсуждался на съезде. Шилов был убежден, что этот вопрос нужно оставить на совести каждого верующего. Поэтому Шилова, Петрова и других братьев продержали под арестом, а после съезда выпустили.
В июне 1927 года состоялся съезд Северного Союза. Несмотря на давление и угрозы властей, съезд решил «предоставить право каждому члену наших общин самому решать вопрос о военной службе, согласно личным убеждениям». Вскоре Шилов и все члены правления Северного союза были арестованы и отправлены на три года в суровые казематы Соловецкого монастыря. В лагере Шилов работал фельдшером. Эта работа несколько облегчала его арестантскую участь и давала ему возможность облегчать страдания других. В апреле 1930 года он вернулся домой. Господь позволил ему ощутить тепло семейного очага, увидеть жену и детей. Но через несколько месяцев его снова арестовали и отправили в Сыктывкар. Семья его пережила величайшие страдания. Лишь помощь Всеблагого Отца и некоторая поддержка зарубежных братьев (через И. Непраша и других) сохранила его семью от голодной смерти.
В 1935 году И. Шилов попадает в лагерь в Казахстане. Семья его жила в это время в Вышнем Волочке. Но в октябре 1936 года в Вышнем Волочке были произведены массовые аресты братьев и сестер, среди арестованных оказались М.П. Мясоедова, благословенная труженица «Дома Евангелия», и 20-летняя дочь Шилова – Вера. Ее осудили на три года, и она оказалась в лагере по соседству с отцом. Но лагерное начальство, несмотря на просьбу Шилова, не разрешило им находиться вместе…
Условия в лагере были тяжелые. Однако, несмотря ни на что, братья по возможности проводили служения, совершали вечерю Господню и даже крещения (в карьерах, наполненных водой). И.Н. Шилов никогда не падал духом, никто не видел его в унылом, подавленном состоянии. Иногда, увидев брата, склонившего голову в раздумье и печали, он ободряюще говорил: «Брат дорогой, ты неправильно смотришь, вот туда смотреть надо», – и указывал рукой на небо. Он никогда не жаловался и не роптал, хотя многие годы провел без семьи, в невзгодах и лишениях.

Призыв к освящению

В тридцатые годы практически все евангельско-баптистские церкви были закрыты, работники союзов и пресвитеры поместных общин репрессированы. Духовная жизнь была в упадке. Верующие скорбели и томились вопросом, почему Бог допустил такие переживания, что нужно делать в сложившихся обстоятельствах. Отвечая на нужды рассеянного и гонимого народа Божьего, в 1936 году Иван Никитович Шилов передал из уз письмо всем верующим, в котором писал: «Нужно остановиться на пути оскудения, осмотреться, осознать все свои прегрешения и ошибки современного бесславия, осознать все огорчения, причиненные Богу, искренне во всем покаяться, решительно освободиться от всех внешних влияний и все усилия направить к соединению всех верующих в один живой организм – тело Христово». Шилов призывал верующих к освящению и настойчивой, постоянной молитве. Он также напоминал о необходимости помогать узникам и их семьям.
Это письмо распространялось среди верующих. Оно несло надежду и утешение. Но за распространение этого письма можно было поплатиться свободой и даже жизнью.
С приходом Ежова репрессии усилились. Однажды ночью Шилова и других братьев отправили в дальний сибирский лагерь на лесозаготовки. Трудно представить эти места каторжного труда, где многие мужи веры закончили свой земной путь. Те немногие, которым довелось уцелеть в этих условиях, рассказывали о царившем там произволе и насилии. Потом и кровью святых политы тропы и просеки сибирской тайги…
Вскоре И.Н. Шилов почувствовал большой упадок сил и не смог не только работать, но и самостоятельно передвигаться. Его отправили в лазарет, где он постепенно угасал. Но духом он по-прежнему был бодр. Спокойно и мужественно он ожидал перехода в ту страну, «где беззакония перестанут наводить страх, где узники вместе наслаждаются покоем и не слышат криков приставников» (Иов 3:17–18). Своих близких он предал в надежные руки Господа и верил, что Господь может накормить и сохранить их.
Один из братьев впоследствии писал его жене Ольге Михайловне: «Был холодный день, ветер пронизывал до костей. Вернувшись с работы, усталые и продрогшие, мы стали советоваться, как быть с посещением Ивана Никитовича. “Может, сегодня уже не пойдем? Холодно очень, может быть, отложим на завтра?” – говорил один. “Нет, братья, – отвечал другой, – пойдем сегодня”. И мы пошли втроем.
Войдя в комнату, мы слышим вдруг: “А я вас очень жду, дорогие братья. Сегодня у нас последнее свидание на этой земле. Не могу я уйти, если не скажу вам мое последнее желание: будете на свободе, передайте моей жене и детям, что я ухожу на отдых. Отец мой зовет меня домой”. – “Да что ты, Иван Никитович, не говори так, мы еще вместе будем работать для Господа!” – “Зачем вы так говорите? – отвечал Иван Никитович. – Разве вы не видите, ведь за мной уже пришли, вот два мужа в белых одеждах стоят у моей кровати и ждут, пока я закончу с вами разговор. До свидания, дорогие братья! Привет передайте моей жене, детям и всем братьям и сестрам!”
Мы были потрясены его словами. Опустились на колени у кровати, горячо благодарили Господа за Его верного слугу, который, не сгибаясь, прошел свой скорбный путь жизни, за блистающий конец этого скорбного пути.
Во время нашей молитвы Иван Никитович тихо перешел порог смерти и вступил в заветную Отчизну. Это было зимой 1942 года».
Так закончил свой жизненный путь один из героев веры, преданный и верный труженик на Господней ниве – Иван Никитович Шилов.

Автор: Стефан Севастьянов

Источник: http://www.krinica.org/

Материалы по теме:

Депрессия
Кто из нас не испытывал в жизни тяжёлые переживания, когда жить не хотелось, когда весь свет был не мил, когда казалось, что мы самые ...
Сыновья Ноя: Сим, Хам, Иафет. Шестнадцать внуков Ноя
Истории великих империй прошлого: Египет, Ассирия, Вавилон и Персия — прочно связана с библейскими персонажами, имеющими прямое отношение к сыновьям Ноя. Светская история предоставляет множество ...
НЕ ПОКЛОНЯЙСЯ И НЕ СЛУЖИ ИМ
ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Десять заповедей и поклонение Богу 2.Языческое поклонение Богу. 3. Виды идолов. 4. Элементы поклонения идолам. 5. Почему Бог запрещает поклонение идолам? 6. Как Библия характеризует поклонение идолам? 7. Почему ...
НЕ СУДИТЕ…
Франклин Дж. Халинг Вопрос «можно ли нам судить?» является головоломкой для многих искренних христиан. Тщательное и с открытым разумом изучение Библии ясно показывает нам, что ...
30 лет на Севере и в Сибири ради Господа
В январе 1988 года Михаил Трубчик, получив благословение от церкви и родителей, уехал благовествовать о Господе в г. Биробиджан. Как он сам рассказывает, этому ...